11 января 2018 г.

Сражение при деревне Betrunkenglück, 06.01.2018

В прошедшую субботу играли огромную партию по Чёрному Пороху, на 980 очков с каждой стороны, французы (небезызвестный месье Евгений) против союза Австрии (Кайзер) и Британии (ваш покорный слуга). Союзники в очередной слились написать репорт, так что слово предоставляется французской стороне (с примечаниями британского редактора).



После отступления из-под Heiklerhügel союзная армия (в основном сохранившийся в полном составе австрийский контингент) двинулась на северо-восток. Преследования можно было не опасаться, поскольку французы были в гораздо большей степени озабочены восполнением собственных потерь, чем желанием поскорее ввязаться в очередное сражение. Однако на следующем этапе кампании перед союзниками возникла дилемма, поскольку на выходе из лесного массива равноудаленно друг от друга располагались два важных коммуникационных центра: деревня Betrunkenglück на северо-востоке и городок Schlauerhase на востоке. Куда именно двинется дальше корпус Нея было решительно непонятно, ввиду чего, поскольку союзники ожидали британских подкреплений, подходивших с севера, и российских с востока, было принято решение о разделении сил, после чего австро-британский контингент направился держать оборону в Betrunkenglück, а российский - в Schlauerhase.

По прибытии в Betrunkenglück союзники спустя два дня встретили дополнительный британский контингент, который, в частности, доставил большое количество артиллерии, что учитывая местность и ситуацию было более чем кстати.

На 15-й день под Betrunkenglück появились французы. И тут необходимо дать пояснения. Описываемые события происходят на первое вандемьера, а поскольку французы – это французы и боевой дух у них что надо, и война-войной, а «обед – по расписанию», и «в конце-концов мы догоняем недобитых и изнуренных», и «традиции надо чтить» … в общем последние несколько дней фрюктидора (и, соответственно, марша) французский штаб пусть эпизодически, но зато крайне скрупулезно отмечал санкюлотиды. Таким образом на 1-е вандемьера, в виду неприятеля, сам главнокомандующий, а также каждый генерал (за единственным исключением) пребывали в состоянии безумной храбрости и жутко мучительной трезвости. А как известно из военной практики, раскалывающаяся голова и периодические, но внезапные проблемы с пищеварением - не самое оптимальное подспорье в ответственном бою. В чём французскому штабу вскоре предстояло убедится на собственном примере.

(Данное лирическое отступление призвано пояснить поистине занимательный случай при генерации набора характеристик французского генералитета. Ибо в конечном итоге весь штаб (за единственным исключением) был принужден перебрасывать приказы на три действия, а двое генералов из трех при этом еще и имели минус к командованию до главкома. (См. фотокопию подлинного документа характеристик.) В ходе описания баталии автор не будет утомлять читателя указанием каждого конкретного случая в котором Французской стороне приходилось перебрасывать выпавшие три действия и получать по итогам одно, а то и, простите, фигу с маслом. Скажем лишь, что было их немало.


Составы армий:


Франция
Австрия
Британия
Миссия: Использовалась миссия из BP (прим. редактора: сценарий "The Battle of Granja de la Abundancia" из "Albion Triumphant part 1"). Цель миссии в удержании на конец 7-го хода ряда ключевых позиций: здания на севере (6 очков), лес (две области в центральной зоне) (1 очко), холм на юге (3 очка). Также использовались карточки тактических задач собственного производства. 

I Ход

Франция:
Оценив ситуацию на местности французское командование приняло решение организовать два основных направления ударов. 2-я бригада – занимает и удерживает предместья, 1-я бригада массами пехоты при поддержке 6-ти фунтовых орудий занимает и удерживает холм, артиллерийская батарея занимает центральную позицию дабы при случае поддержать каждый фланг. Конница занимает вторую линию центра с той же целью. План был прост, но реализация его штабом безусловно не обошлась без проблем. В итоге артиллерия не успела развернуться на позициях. Колонны 1-й бригады едва успели выйти. Не дошли до исходных рубежей драгуны и поляки, оба гвардейских полка также не вышли на заданную позицию, но по крайней мере сделали это не подставив фланги, лишь гусары 3-й бригады сумели точно и с фантастической скоростью исполнить поздно пришедшие приказы командования. Кирасирский полк, к слову, приказа не понял вообще и походной колонной грустно потрусил не на свой фланг. 

Все было грустно. Штаб мучился похмельем.
Отличная метафора на предварительные прогнозы в отношении французских шансов на достойный бой.
Союзники:
В принципе сходу раскусив нехитрый замысел страдающего врага, союзное командование предприняло адекватные контрмеры, направив массы пехоты в направлении холма, британскую батарею 2-й бригады и австрийскую 6-ти фунтовую артиллерию в центр. На правом фланге союзники концентрировать пехотный кулак не стали, но зато разумно поддержали имеющиеся силы гаубичной батареей. Австрийские кирасиры и британские тяжелые драгуны к развертыванию основных сил не успели, но на данном этапе для союзников это было не критично. Развернувшись на позициях английские орудия открыли стрельбу по гусарам 5-го полка, и несмотря на внушительное расстояние сумели нанести им первые потери. 

Порядок против хаоса.
Он же более крупным планом.
Потери. Первые, и далеко не последние.

II Ход

Франция:
Путем неимоверного напряжения воли и сдерживания естественных и не очень позывов французское командование продолжало попытки придерживаться первоначального замысла. Что-то даже отчасти удалось. Артиллеристы батареи поняли, что им надо развернуть орудия, полки 1-й бригады в полном составе на исходную позицию не вышли, но по крайней мере перестроились в атакующие колонны. Гусары вышли из зоны поражения британской артиллерии и прикрыли левый фланг собственной батареи. А вот на «гвардейском фланге» все было совсем печально. Поляки и 3-й драгунский ещё дальше выдвинули колонны, окончательно подставив фланги врагу. На этой патетической ноте французский штаб свои силы исчерпал и кирасиры, как и гвардия, приказов не получили вовсе. 

Артиллерия открыла огонь по австрийским атакующим колоннам, чем вызвала временную дезорганизацию в ряды 42-го пехотного полка.

Штаб продолжал страдать.

Это почти фиаско, камрад.

Да-да…оно самое.
Союзники:
В свою очередь продолжая также придерживаться первоначального замысла союзное командование направило австрийский 11-й пехотный полк занять один из домов предместья, что было исполнено с безукоризненной точностью. Затем союзники реализовали нестандартный подход открыв огонь из гаубицы по дому, ближайшему к французской стороне. В результате дом был подожжен (причем подожжен серьезно, 6-й категорией пожара), что фактически лишило Францию шансов на последовательный успех на данном направлении. Британские драгуны и австрийские кирасиры прибыли на позиции. Австрийцы усилили правый фланг, британцы – левый

Австрийские егеря заняли лес будучи готовыми при случае поддержать и правый фланг, и центр.

И тут у союзников случилась первая крупная промашка. Австрийская батарея 6-ти фунтовых орудий получив приказ продвинуться на передках на дистанцию эффективного огня по холму, приказ до конца не осмыслила и проехав солидное расстояние с передков так и не снялась. Ситуация была угрожающей, а посему английское командование незамедлительно выслало легких драгун для прикрытия незадачливых австрийских артиллеристов.

Левый фланг союзников тем временем планомерно продолжал движение в сторону холма. 92-й горский перестроился в колонну со смешанным построением, прикрыв потрепанных артиллерией австрийцев.

Британские артиллеристы тем временем прокатив свои орудия руками, опять достали залпами 5-й гусарский полк нанеся ему очередные потери. Терпение гусар было на исходе. 

Заняли свой опорный пункт.
Запалили потенциально вражеский опорный пункт.

III Ход

Франция:
Истинные причины этого маневра навсегда останутся загадкой, поскольку полковник 5-го гусарского позже погибнет в бою, сраженный 12-тифунтовым ядром, но как бы то ни было 5-й гусарский, получив приказ переместиться на правый фланг, дабы в очередной раз выйти из радиуса поражения артиллерии союзников и поддержать готовящуюся атаку на холм, приказ то ли совсем не понял, то ли (что более вероятно) напрочь проигнорировал, и свистя саблями и оглашая поле боя разъяренными воплями, ринулся на британских легких драгун, дабы наконец-то отомстить за павших товарищей. Нельзя сказать, чтобы британцы совсем не ожидали такого поворота событий, но учитывая тот факт, что французы были предварительно неоднократно потрепаны артиллерией, не особо настраивались на серьезный бой. За что и поплатились. 

Взбешенные французы яростным натиском практически молниеносно разбили легких драгун, не понеся при этом никаких потерь. Отбросив далеко назад кавалерию союзников, 5-й гусарский сходу врубился в австрийских артиллеристов, за считанные минуты частью уничтожив их, а частью рассеяв. После чего, забив запальные отверстия и запалив порох, лихие рубаки помчались обратно, сопровождаемые раскатами взрывов и отборной руганью на дюжине германских диалектов.

Тем временем, на правом фланге штабных возможностей хватило для того, чтобы выстроить в линию 72-й полк и заставить кирасир развернуться на 90 градусов. А вот на левом фланге адъютанты лихорадочно поливали своего генерала холодной водой и пользовали нашатырем. Чем активность крыла на этот ход и ограничилась. Ввиду, чего угроза со стороны выдвинувшейся на позиции австрийской кавалерии, стала более чем реальной.

Мучения генералитета достигли апофеоза.

Tout hussard qui n’est pas mort à trente ans est un jean-foutre!
Пушки! Тут только что были пушки! ….?
Союзники:
Французский наскок бесспорно расстроил союзное командование, но разумеется не смог ни на миллиметр поколебать англо-австрийскую последовательную и педантичную стратегию. 

Первым делом английские орудия сокрушительным залпом ударили вслед не успевшим достаточно далеко ускакать гусарам. Надо сказать, залп возымел свое действие, подразделение было разбито, лошади понесли и гусары – галопом и вразнобой промчавшись через свои позиции остановились лишь в глубоком тылу собирать мораль в кулак.

Австрийские атакующие колонны продолжали неспешно наступать на холм под прикрытием англичан, но уже 3-го полка. Тем временем горцы 92-го прикрытые тяжелыми драгунами подошли вплотную к холму и вышли на штурмовую позицию.

Тем временем на правом фланге австрийское командование решило, что судьба уж точно сама сдает французов, уже сколько времени упорно повернутых к австрийцам флангом, да еще и в маршевых колоннах, и генерал скомандовал кирасирам - «За мной!». И тут военное счастье внезапно преподнесло старому вояке здоровенную фигу. Знатно грохнули английские пушки, провожая гусар (некоторых в последний путь), и в направлении бригадного генерала из леса шарахнулась неплохая стая дроздов. Такого тандема командирский конь не вынес и спустя три секунды бравый вояка обнаружил себя лежащим ничком на вполне себе мягкой траве, но с жутким колотьем в правом боку. Таким образом, хотя команда «За мной!» была отдана кирасирам, исполнять её в итоге пришлось фельдшерам. 

Английская артиллерия несет возмездие во имя Его Величества и во славу Британии.
И не только артиллерия.
IV Ход

Франция:
Пик кризиса видимо прошел и штаб начал понемногу приходить в себя, хотя периодически особо удачные пассажи организма продолжали укладывать генералитет на койку или уж куда придется.

Ход ознаменовался для Франции таким мощным переломным моментом как стабилизация правого фланга. Драгуны выстроились в линию по направлению к врагу. Поляки – в атакующей колонне сместились влево, также вперед подтянулись гвардейцы. Поскольку возможный для занятия дом уже фактически догорал, единственным вариантом для французов на данном направлении стало занятие строения, оккупированного австрийцами.  Понимая, что для выполнения такой задачи необходим точно рассчитанный по времени и поистине сокрушительный удар, командование начало понемногу стягивать силы в кулак. Впрочем, кирасиры остались стоять далеко от основных сил бригады, ибо очередной приступ головной боли заставил Мишеля напрочь забыть отдать им соответствующий приказ.

На правом фланге провалилась попытка выдвинуть 6-ти фунтовую артиллерию поддержки и занятие холма отодвинулось до лучших времен. 

Удалось отличиться французским артиллеристам большой батареи. 12-ти фунтовые орудия потрепали сводные батальоны гренадер, а гаубичная батарея внезапно для самих шотландцев двумя невероятно точными попаданиями бомб со шрапнелью (прим. редактора: внимательный и осведомлённый читатель сразу подметит, что использованием шрапнели французами в этот период маловероятно) нанесла горцам изрядный урон, несколько высших офицеров получили тяжелые ранения, ввиду чего 92-й оказался совершенно расстроен. 

Прилетело откуда не ждали.
Долгожданная перегруппировка. Французы больше не легкая дичь.
Союзники:
Перешли к позиционной войне и заняли выжидательную позицию, что в принципе было разумным, ибо в сложившейся ситуации позиционное преимущество их было огромным (не забываем, что дом, надежно оккупированный австрийцами, куда как более важная и стратегически дорогая позиция, чем холм, который пока вообще никто не пытался занять). Поэтому это время было потрачено союзниками на латание «мелких дыр». На правом фланге была ближе к противнику выдвинута гаубичная батарея, в центре легкие драгуны успешно получили команду «Не дрейфь!», собрались и перегруппировались. Артиллерия несколько выдвинулась вперед, постреляла по французам, впрочем, без особого успеха. Лишь несколько шальных ядер влетело в построения 24-го полка, но и им не удалось нанести существенного урона. 

На левом фланге из-за небольшой кутерьмы два австрийских полка не получили приказы о выдвижении ближе к холму, и позиция фактически осталась без изменений. 92-й горский – восстановил порядок в рядах.

Напряжение нарастало.

Собраться и быть готовыми.
На позициях и ждем команды.
Собрались и перегруппировались.

V Ход

Франция:
Стратегическое положение французов по большому счету аховое. Но командование понимало, что не смотря ни на что время для решительного удара еще не настало. Да его по сути и некуда было направить. До дома было ещё далеко, а перед холмом позиция союзников была крайне надежной и от артиллерийского огня (за счет массового перехода колонн на смешанное построение) и от действий кавалерии за счет компактного построения и прикрытых флангов. Нужна была подначка. Что-то что заставило бы союзников активнее задвигаться в районе холма и либо открыть брешь для кавалерийского удара, либо достаточно сблизится с артиллерийской батареей для эффективного ведения огня.

Такой подначкой и стал 4-й полк решительно выдвинутый на центр холма (благо идти было совсем недалеко, иначе точно не дошли бы) и развернутый в линию. Одновременно 46-й и 72-й полки получили приказ свернуться в каре и держаться от 4-го на средней дистанции. 

На левом фланге оба гвардейских полка были перемещены на расстояние двух переходов от занятого австрийцами здания, а поляки непосредственно за горящий дом. Ударный кулак был практически готов. Однако не хватало одного подразделения поддержки, и поэтому 5-й гусарский, приходящий в себя в тылу путем потягивания шампанского и пощипывания травы (прим. редактора: было бы интересно узнать, кто именно потягивал шампанское, а кто пощипывал траву), был быстро приведен в состояние боеготовности путем раздачи соответствующих команд на отборном французском.

Артиллерия попыталась подавить английскую гаубичную батарею, но без особого успеха. Было убито несколько человек из обслуги, однако ввиду значительной дальности и большого разлета бомб, уничтожить батарею не удалось.

Также 4-й полк дал несколько залпов по шотландским застрельщикам, но ожидаемо никакого урона не нанес.

И наконец лично маршал Ней прибыл на левый фланг, дабы значительно повысить шансы на успех удара по дому, удара, на который Франция в этом бою ставила все.

4-й линейный «затравочный» нахально и без поддержки влезает на холм.
В клубах дыма маршал устремляется с правого на левый фланг.
Союзники:
По всей видимости не до конца поняли смысл французских движений с откровенными подставлениями подразделений и непонятными сворачиваниями в каре в собственном тылу. А посему приняли решение холм захватить, но по-австрийски, то есть последовательно и наверняка. С этой целью полк тяжелых драгун атаковал позиции 4-го линейного, который незамедлительно образовал каре. После чего драгуны отошли, однако в силу особенностей местности быстро отступить не смогли о оперлись тылом практически на левый фланг позиций 92-го горского, однако тут-же к каре почти вплотную стремительно подошли солдаты 3-го полка в смешанном строю и практически собой прикрыли драгун от артиллерийского огня прямой наводкой. Австрия все-еще опасалась французской гранд-батареи и поэтому её пехотные полки без особой спешки, сохраняя смешанное построение сместились на юго-запад вслед 3-му. 

Побочным эффектом от маневра явился тот факт, что солдаты 3-го прикрыв драгун от французской артиллерии, одновременно прикрыли каре 4-го полка от английских гаубиц. Что значительно снизило эффективность работы артиллерии союзников. И также, внимание, оставили свой правый фланг полностью открытым. 

Смутно подозревая неладное, но, видимо, всё же не предполагая от французов такой наглости и безумства как полупьяным составом командующих штурмовать укрепленную позицию, союзники перебросили на правый фланг легких драгун.

Итак, к концу пятого хода у союзников все было готово для решительного штурма холма
3-й решительно готов пожертвовать собой прикрывая атакующий кулак
Что там задумали эти лягушатники? Пальните в них для острастки!
VI Ход

…но французы их опередили на полшага.  Дальнейшие события развивались стремительно на обоих флангах. Мишель гаркнул спокойно стоявшим и изображавшим зеленый забор в глухом тылу драгунам – «За мной!» и перед изумленными взглядами австрийцев полк сорвался с места и пролетев за считанные минуты половину поля боя с размаху врезался в открытый правый фланг британского 3-го полка. Англичане быть может и устояли бы, но одновременно с тем, как на их головы посыпались удары драгунских палашей, во фронт 3-му, разгоняя застрельщиков, ударили штыки 129-го линейного, который до этого времени вяло топтался за основными позициями вообще никак не заявляя о своем существовании. На глазах, зажатых собственной пехотой английских тяжелых драгун, 3-й был опрокинут этой яростной сочетанной атакой, понес огромные потери и фактически перестал существовать в этом сражении как самостоятельная единица. Стремительно разметав остатки 3-го полка, французские драгуны, предводительствуемые Мишелем, который в первых рядах рубил направо и налево, фактически не сбавляя темпа влетели во фронт 92-го горского. Шотландцы попытались организовать сопротивление, но, во-первых, полк уже ранее понес существенные потери, а во-вторых атака была уж чересчур стремительной. Понеся больше потери в первых линиях полк в беспорядке откатился. Не дожидаясь пока они окажутся в окружении, тяжелые кавалеристы, полностью деморализованные видом жуткой бойни в центре которой они находились, отошли в тыл. На этом часть плана Нея была осуществлена. 2-я английская бригада была разбита и более не представляла никакой угрозы на данном направлении. После такого убийственного рейда французские драгуны отошли за позиции каре на холме. 129-й же ещё ранее отбросив 3-й полк в виду британской тяжелой кавалерии образовал каре.

Одновременно с вакханалией крови и стали, творившейся на правом фланге, Ней отдал приказ 1-му полку шассеров и 2-му полку легиона Вислы выдвигаться к занятому австрийцами дому для поддержки атаки. Сам же, решительно скомандовав «За мной!» 2-му гвардейскому, устремился в решительную атаку. На полпути двигающихся ускоренным маршем шассеров догнал Жан Брюни, который вел за собой изрядно потрепанный, но полный решимости 5-й гусарский. Таким образом за правофланговую поддержку атакующая колонна могла не опасаться.

Ведомая Неем колонна ударила на австрийцев. Однако тут блицкрига уже не получилась. Австрийцы успели подготовиться и яростно сражались и умирали за каждый метр. Несмотря на нанесенные врагу потери, выбить с налета гарнизон французы не смогли. Австрийцы проиграли бой за внешние ограждения, однако устояли и не побежали, отступив вглубь и продолжая оборону.

Пришла беда откуда не ждали. Стремительно пришла.
3-й линейный доблестно сражался, но разбит и рассеян.
На левом фланге союзников внезапно стало пустовато.

Tout ou rien!
Союзники:
Надо отдать им должное, совершенно не растерялись. Ведь решительного успеха на главном направлении французам добиться не удалось. Да и локальное поражение англичан в битве за холм не имело существенного значения ввиду сохранявшихся там значительных австрийских контингентов. В конце концов людские резервы позволяли австрийцам если не отбить холм, то и не дать забрать его французам, что при сохранении status quo на правом фланге (где австрийцы успешно обороняли дом) вполне устраивало союзное командование и в любом случае обеспечивало убедительную победу.

Первым делом союзники стабилизировали ситуацию вокруг штурма здания, воспользовавшись просчетом французов в дистанции между 5-м гусарским, 2-м гвардейским и самим домом. Поскольку легкий драгунский являлся небольшим подразделением, это позволило ему буквально втиснуться между шассерами и гусарами и ударить во фланг первым. Одновременно английские батареи и австрийская гаубица, выдвинувшись вперед устроили 5-му гусарскому славную месть, за несколько залпов выведя из строя 80% ещё остававшегося в строю личного состава и тяжело ранив самого Брюни. В свисте ядер и пороховом дыму оставшиеся гусары повторно отступили, но на этот раз уже окончательно.

Тем временем легкие драгуны ударили на шассеров, однако медвежьи шапки это вам не легкие кивера и шотландские береты, да и гвардия – есть гвардия. Шассеры крякнули, охнули, однако позиций не сдали, но и в дом разумеется ни на метр не продвинулись. Таким образом свою основную задачу драгуны успешно выполнили и дав обороняющимся австрийцам передышку, после чего отошли для перегруппировки, прикрыв доступ к дому слева от возможной атаки. Однако для французов всё оказалось немного хуже. Когда пыль и пороховой дым рассеялись шассеры увидели адъютантов Нея, несущих залитого кровью главнокомандующего. Был ли это осколок шрапнели или удар драгунским палашом…кто знает? Но один факт был бесспорным - в одном яростном столкновении армия потеряла выбывшими из строя двух высших офицеров. В самый напряженный момент боя главное направление осталось без командования.

На своем левом фланге союзникам тоже всё удалось. Сводный гренадерский под прикрытием братьев по оружию молча, но решительно, без криков ура, в темпе взошел на холм и ударил в штыки на каре 129-го полка. Атака была сильной, однако французы неожиданно не сплоховали перед лицом гвардии и вступили с гренадерами в решительное противостояние, в итоге безусловно понеся больше потерь, но и с места не сдвинувшись ни на шаг.

Гусары наконец разбиты. Гвардия превозмогает фланговую атаку.

Мрачное и решительное противостояние на холме.
VII Ход

Франция:
Положение близко к катастрофическому.  На правом фланге Мишель никак не успевает добраться до своих гвардейцев и что-то предпринять, однако это и не потребовалось. Человеком часа стал полковник 2-го полка Висленского легиона. Оказавшись в критической ситуации он здраво рассудил, что и без высшего командования в состоянии принять решительные меры и действуя по личной инициативе повел поляков в атаку на правую сторону дома. Под сочетанным ударом австрийцы было заколебались, но задействовав последние резервы все-же устояли и бой продолжал кипеть с прежней интенсивностью.

На правом фланге у холма Моран и Мишель экстренно придумывают план. На передней линии у австрийцев два потрепанных полка и, разбив их, Франция заставит отступить всю бригаду, заняв в итоге этот злосчастный холм. Мишель командует драгунам «За мной!» и ведет их в последнюю атаку заставляя австрийцев, прикрывающих правый фланг гренадер свернуться в каре и стать отличной мишенью для французской гранд-батареи. Одновременно Моран командует «За мной» 46-му полку, дабы ударить гренадерам в открытый левый фланг, дожать и опрокинуть их совместно с 4-м полком. Это был хороший план. Но насколько бы успешно он удался мы никогда не узнаем, поскольку подскакав к расположению 46-го линейного и набрав в грудь побольше воздуха Моран внезапно потерял сознание, и только молниеносная реакция солдат спасла его от опасности падения с коня. (В последствии лейб-медик объяснил этот досадный казус резким падением артериального давления. О причинах, думаю, не трудно догадаться).

Артиллерия – подвела. Усталость ли, пыль ли, поднятая пронесшимися прям перед жерлами пушек драгунами, или что-то свыше, но стреляя прямой наводкой в пехотное каре ни одна из 12-ти фунтовых пушек не попала в цель. Лишь гаубице удалось разбить злосчастное каре, но по факту это ничего не меняло весь потенциал артиллерии, который мог быть использован для экстренных мер (например, обстрела более трудной австрийской мишени, но с шансом на нанесение достаточного урона) улетучился в никуда. Истекающий кровью 4-й полк зубами вгрызся в землю, однако, понеся огромные потери и лишенный поддержки, принужден был отступить. И хотя на холме все ещё оставалось 2 французских полка против одного австрийского, для Франции это уже не имело никакого значения.

Мрак поражения над головами отважных, но склонных к неумеренному винопитию французов достиг своего апогея.   

Союзники:
Могли праздновать и праздновали победу. На холме – гренадеры дали несколько залпов престижа по угрюмым французам. Английские батареи расстреливали 1-й гвардейский полк шассеров, ядра пожинали кровавую жатву, но гвардия стояла как влитая до конца, исполняя свой долг – поддерживая и прикрывая тыл отчаянно сражающихся поляков.

На правом фланге союзников драгуны вновь атаковали измотанных шассеров….

FORTES FORTUNA ADJUVAT   

И тут случилось чудо (на самом-то деле мы подозреваем, что дело в том, что ходом ранее австрийский главком поругал Марсельезу… причем такое уже было и тоже имело печальные для Австрии последствия). Ярость, отчаяние и неистовый гнев буквально превратили поляков в берсерков. Не обращая внимания на пули, штыки, раны и увечья, в кровавом тумане масса 2-го полка во главе с полковником, похожим на настоящего бога войны, крушащего все на своем пути, с нечеловеческой силой проломилась через австрийскую оборону. В секунды…, последние возможные секунды поляки с ревом ворвались в этот дом расшвыривая австрийцев, которых к тому времени осталось катастрофически мало для организации хоть какого-нибудь сопротивления.

Госпожа победа, вроде бы так удобно пристроившаяся на коленях у союзников, внезапно поменяла настроение и легко упорхнула на противоположную сторону, где стала с интересом наблюдать, как шассеры во дворе добивали британских драгун, а солдаты 2-го полка Легиона Вислы обустраивали оборону и водружали на крышу Знамя Революции.

Внезапный итог: 17-10 в пользу Франции.    

Последние решающие секунды.

(P.S. В силу понятных причин описание боевых действий дано с определенными сокращениями. Несмотря на относительно небольшой формат само сражение в силу чрезвычайной напряженности продолжалось с 10.00 до 21.00. Французское командование выражает чрезвычайную признательность уважаемым и доблестным оппонентам за интереснейшую баталию и проявленное терпение).

Послесловие редактора:
Как правильно подметил французский главнокомандующий, игра была очень острой и, главное, очень длинной. На моей памяти, это первая наша в игра по ЧП, продолжавшаяся дольше 4-5 ходов - обычно к пятому ходу союзники отступали по всем фронтам. И хотя по отчёту может показаться, что победа Франции на последнем ходу противника (sic!) - не более чем дело удачи, склонен согласиться с мыслями Евгения, высказанными во внутреннем чатике: если выходить за рамки седьмого хода, то положение Франции намного более устойчиво - ни одной разбитой бригады, несколько свежих полков и хорошее положение на обоих флангах, в отличии от сил союзников.
Огромное спасибо товарищам за отличную игру и особенно Евгению за превосходный слог в описании баталии!

15 комментариев:

  1. Да 11 часов на игру это что то! Ну а репорт и фото превосходные.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Да, играть 11 часов было сложно. Жаль, что нет возможности битву на два дня разносить.

      Удалить
  2. Молодцы, поиграли вы на славу!

    ОтветитьУдалить
  3. Прекрасный репорт. Я лично очень люблю, когда сухие фразы "первая колонна продвинулась на 12 дюймов" заменяют на что-то типа "Генерал скомандовал: "За мной!"

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Согласен, намного приятнее читать!

      Удалить
  4. Это наверное самый длинный репортаж, который я не смог осилить 8)))
    Игра отличная и армии хороши. Спасибо

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Я и сам, признаюсь, не с первого раза его осилил :)

      Удалить
  5. Вот не буду врать, что все прочитал, но ЧП игра веселая и азартная, а картинки очень красивые!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Я не удивлюсь, что только автор и редактор прочитали всё целиком :) А азарта и, соответственно, мандежа в игре действительно более чем хватало.

      Удалить
  6. Забыл уже о том, какая прикольная игра ЧП :) Французы, имхо, немного перекачены в гвардии - тем хватило бы элита 4+, но это мое мнение. Молодцы, что играли так хорошо - с покрашеными миньками и толпой.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Ну это у нас метагейм такой - какую хочу абилку, такую и ставлю :) Хотя сейчас начинаем постепенно отходить от этого.

      Удалить
    2. На самом деле профиль гвардии взят полностью из соответсвующего французского армилиста БП и добавлен только тач-файтерс (чтобы куда-то деть 1 очко). Думается мне не вот уж мегаполомная добавка, да и в целом адекватна для гвардии.

      Удалить
  7. Завидую!!!Надеюсь мы тоже соберёмся поиграть в ЧП!!!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Обязательно собирайтесь, дело хорошее!

      Удалить